В октябре 2016 года Правительство РФ утвердило Государственную стратегию противодействия распространению ВИЧ-инфекции в РФ на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, которая определяет цель, задачи и основные направления государственной политики России по борьбе с этой серьезной болезнью.

Планировалось, что реализация Стратегии позволит к 2020 году снизить количество новых случаев заражения, увеличить охват населения медицинским освидетельствованием и антиретровирусной терапией, сократить частоту развития осложнений и смерти от ассоциированных с ВИЧ-инфекцией заболеваний (туберкулез, гепатиты B и С) и СПИДа.

Сегодня же положение тревожное. Продолжающееся распространение ВИЧ указывает на недостаточную эффективность профилактических мероприятий в России, а рост числа смертей от СПИДа – на плохую организацию лечения ВИЧ-инфицированных россиян, требующую обеспечения пожизненного приема дорогостоящих химиопрепаратов. И хотя разрабатываются принципиально новые лекарства для купирования ВИЧ-инфекции, инновационные методики в РФ внедряются медленно. Специалисты считают, что это следствие отсутствия государственного планирования проведения и реализации научных исследований в области ВИЧ/СПИД.

Опасность пандемии

Свой доклад на недавнем заседании Президиума РАН академик Вадим Покровский назвал “Эпидемия ВИЧ/СПИД – вызов российской науке”. Он представил результаты работы целого коллектива специалистов Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора: Натальи Ладной, Анастасии Покровской, Татьяны Ермак, Надежды Козыриной, Дины Глазковой, Елены Богословской, Германа Шипулина, Дмитрия Киреева и Ильи Лаповок. По их мнению, пандемия ВИЧ в мире продолжается.

– Урон человечества от него сопоставим с потерями в двух мировых войнах, – заявил Вадим Покровский. – Умереть от него может каждый, ибо заражение ВИЧ скрытно, постепенно и необратимо приводит к развитию фатального синдрома приобретенного иммунного дефицита (СПИД). Сегодня эта зараза охватила более 78 миллионов человек, уже унеся за три с половиной десятилетия около 40 миллионов жизней.

Вадим Валентинович озвучил статистику Программы ООН по СПИДу. Только в 2015 году на планете заразились ВИЧ до 2,4 миллиона и умерли от болезней, обусловленных СПИДом, – 1,1 миллиона человек. По данным же, собранным авторами доклада, к концу 2016 года ВИЧ-инфекция была диагностирована более чем у миллиона россиян, 240 тысяч из которых умерли в трудоспособном возрасте.

Беда в том, что заразившийся ВИЧ человек остается инфицированным им до конца жизни. Случаев излечения от ВИЧ не зафиксировано. Несмотря на активацию всех иммунных систем пораженного ВИЧ организма, приобретенный иммунитет (как после перенесенной оспы или кори) при ВИЧ-инфекции не вырабатывается, что делает проблемой создание профилактических вакцин. Заболевание прогрессирует медленно: в течение первых 10 лет от заражения до СПИДа (вторичных сопутствующих заболеваний инфекционного генеза) умирает 40-50% зараженных ВИЧ, а в течение 20 лет 90-95% зараженных.

Как все происходит? Через один-два месяца после заражения ВИЧ может проявиться болезнь “типа ОРЗ”, в крови появляются антитела (по которым диагностируют ВИЧ-инфекцию), потом наступает скрытый бессимптомный период длительностью в среднем 11 лет, потом неожиданно развивается СПИД: болезни легких, мозга, пищевода и др., быстро приводящие к смерти. Иммунная система очень активно сопротивляется вирусу, но, тем не менее, избавиться от него не способна. Иммунитет истощается в неравной борьбе, и человека добивают сопутствующие инфекции, поражающие внутренние органы…

То есть подцепивший ВИЧ человек без лечения в среднем живет 11,8 года, отметил докладчик. Если период от заражения до установления диагноза СПИДа примерно 11,6 года, то период от диагноза СПИДа до смерти составляет всего 1,9 месяца. ВИЧ в 2015 году стал лидирующей причиной гибели россиян от инфекционных болезней. При этом он поражает в основном экономически активную часть населения: более 500 тысяч россиян, живущих с диагнозом ВИЧ, работают, и это делает ВИЧ-инфекцию угрозой экономической безопасности нашей страны.

Докладчик привел данные Роспотребнадзора: в 2015 году в России было выявлено 95 475 случаев ВИЧ-инфекции. Для сравнения: в 2015 году в Германии зафиксировано 3200 новых случаев ВИЧ (население страны – 81 миллион человек), во Франции – 6000 (население – 64,5 миллиона человек), в США – 39 513 (население – 325 миллионов человек). По мнению академика, самый главный показатель – процент инфицированного населения. Два года назад больше 1% мужчин-россиян жили с ВИЧ-инфекцией. А в возрастной группе 30-39 лет может быть инфицировано до 4% мужчин.

В мире в большинстве случаев ВИЧ подхватывают при гетеросексуальных половых контактах. Употребление наркотиков (внутривенно) дает от 5 до 10% случаев заражения, гомосексуальные контакты – 5-10%.  При медицинских процедурах, выполняемых нестерильным инструментом, ВИЧ поражается около 1-5% людей. При этом в России половина новых случаев заражения связаны с употреблением наркотиков, что указывает на особую важность предупреждения распространения ВИЧ в группе наркопотребителей.

На Западе выработаны свои подходы к снижению рисков заражения ВИЧ, как то: сексуальное обучение в школе, легализация проституции, “заместительная терапия” для наркоманов. Эти меры привели к снижению темпов роста инфекции в развитых странах. В России эти подходы отвергают, а собственной стратегии, программ и методов, по сути, не выработано.

– Основной тезис принятой в РФ стратегии борьбы со СПИДом – “Тестируй всех, кто попадется, и лечи ВИЧ-позитивных, сколько сможешь!”. Однако финансирование закупок лекарственных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции сильно отстает от роста числа нуждающихся в лечении, – констатировал В.Покровский. – Поэтому эпидемию не удастся остановить без других профилактических мероприятий.

По словам академика, лечение получают не более 240 тысяч из 860 тысяч живущих ВИЧ-позитивных россиян. А центры по профилактике и борьбе со СПИДом регулярно посещают не более 70% инфицированных. К тому же для проведения антиретровирусной терапии (АРТ) почти 900 тысяч ВИЧ-позитивных пациентов нужно 3000 квалифицированных врачей-инфекционистов плюс тысячи других медработников и сотрудников, поддерживающих АРТ-сервисы. Но сегодня нет эффективного инструмента по привлечению к лечению и удержанию на лечении активных потребителей наркотиков. Велика угроза возникновения и распространения резистентных форм вируса.

Поиск уязвимостей

Вадим Покровский рассказал о современных методах терапии ВИЧ-инфекции и СПИДа. “При постоянном приеме специальных антиретровирусных препаратов СПИД не развивается, инфицированный чувствует себя хорошо, многим удается жить, лечась от ВИЧ, уже более 20 лет, – отметил докладчик. – Однако при отмене лекарств болезнь возвращается, потому их надо принимать пожизненно”.

Существуют группы современных препаратов, подавляющих размножение ВИЧ: ингибиторы обратной транскриптазы, протеазы, интегразы, ингибиторы присоединения, ингибиторы слияния, ингибиторы сборки. Полное подавление вируса достигается только одновременным приемом 2-4 препаратов, но, едва их отменяют, размножение ВИЧ возобновляется. А при неполном подавлении ВИЧ еще развивается его устойчивость к применяемым лекарствам. Сегодня в России уже до 6% циркулирующих штаммов стали устойчивыми к медикаментозному воздействию. При этом побочные токсические реакции на препараты АРТ (а их около 40) и развитие устойчивости ВИЧ требует постоянного использования, а значит, создания новых.

Разработкой их занимаются транснациональные фармацевтические компании, а в России выпускают “дженерики”, причем основа части их (субстрат) обычно закупается в Индии. В России есть только один полностью оригинальный препарат – фосфазид (“Никавир”), созданный академиком А.Краевским. В фазе клинических испытаний находится еще один оригинальный ингибитор обратной транскриптазы – 6НР.

– Проблема очень серьезная, и для ее решения необходима стратегия научных исследований, связанных с ВИЧ. Пока же у нас нет ни четкого плана действий, ни финансирования. Мы не имеем ни унифицированных, ни дифференцированных способов изменения поведения населения в сторону снижения рисков заражения ВИЧ. Не знаем пока, как полностью излечивать ВИЧ-инфекцию. Нет иммунобиологических препаратов, препятствующих заражению вирусом иммунодефицита, – констатировал Вадим Валентинович, – но за рубежом идут масштабные разработки иммунобиологических препаратов для лечения и профилактики ВИЧ-инфекции. Это и использование Т-клеток, которые должны улучшить адаптацию организма к проникновению ВИЧ, и терапия нейтрализующими антителами к различным структурам ВИЧ, и лечение ингибиторами различных рецепторов, участвующих в паталогическом ответе на ВИЧ… Российские ученые могли бы составить им конкуренцию, например, в Центральном НИИ эпидемиологии заканчиваются испытания на животных генотерапевтического препарата “Динавир”, который предназначен для “внутриклеточной иммунизации”: в кленку переносят гены, благодаря которым она становится невосприимчивой к ВИЧ. Однако финансовая поддержка российских исследователей значительно слабее, чем у западных конкурентов, которых поддерживают и государство и бизнес.

Ученые уверены, для решения проблемы распространения ВИЧ в РФ необходимо разработать научную стратегию, которая должна предусматривать, кроме традиционных исследований в области медицины, вирусологии и биотехнологии, социологические и психологические исследования (для воздействия на поведение населения – методологии формирования мотивации на безопасное поведение) и привлекать специалистов-биологов, химиков, биотехнологов. Все это нужно делать в тесном сотрудничестве с оте-чественной промышленностью (никого из производственников, как обычно, в зале Президиума РАН не было. – А.С.).

Вадим Валентинович напомнил, что объемы финансирования советской программы по научным исследованиям в области ВИЧ/СПИД в 1990 году составляли 1 миллиард рублей (по тогдашнему курсу). “Вот тогда мы чего-то достигали, а сегодня…” – посетовал он и тут же, обратившись к президиуму, предложил РАН поддержать плановое проведение углубленных исследований по означенным направлениям, причем взяв на себя руководство этими работами.

С ним согласился академик Виталий Зверев, директор НИИ вакцин и сывороток им. И.И.Мечникова, вспомнивший, как в середине 80-х годов прошлого века ученые СССР буквально за три года обеспечили страну лабораторной диагностикой и разработали первый отечественный препарат против ВИЧ…

Виталий Васильевич отметил, что процесс разработки национальной стратегии – дело сложное. Тридцать лет назад подробно разрабатывались критерии вакцины, правила для ее испытания, для этого приглашали и юристов, и социальных работников, и ученых, и эпидемиологов… В принятой в 2016 году Стратегии, по мнению ученого, “нет никакого научного обоснования, никакой научной базы”. Он предложил Президиуму РАН обратиться в правительство, к Президенту РФ: “Нужна госпрограмма, которую должен возглавлять, как минимум, премьер-министр”.

Без науки никуда

Профессор Анатолий Вишневский, директор Института демографии НИУ ВШЭ, сославшись на данные, опубликованные в журнале The Economist, сообщил, что с 2007 года количество летальных исходов от болезней, вызванных ВИЧ, ежегодно прирастает на 20%. “А мы в сравнении со всеми развитыми и развивающимися странами качественно отстаем в борьбе со смертностью от ВИЧ. И трагедия не только в этом: сегодня налицо рост различных инфекционных заболеваний, которые в СССР были нейтрализованы”, – заметил он.

А по мнению академика Валерия Черешнева, надо срочно продолжать работы по моделированию процессов взаимодействия ВИЧ с организмом человека, потому что ключевым фактором патогенеза ВИЧ является неспецифическая активация иммунной системы – об этом свидетельствует математическая модель противовирусного иммунного ответа. Но тут требует решения огромное количество задач, в том числе и с финансированием исследований. “Что такое грант в 5-6 миллионов рублей на три года, если одна особь подопытной шимпанзе стоит от 5 до 10 тысяч долларов!” – воскликнул академик.

Профессор Эдуард Карамов, заведующий лабораторией НИИ вирусологии им. Д.И.Ивановского Минздрава РФ, тоже уверен, что без фундаментальной науки никто проблему ВИЧ не решит. А общество наше “от Кремля до самых до окраин” не понимает и отрицает опасность ВИЧ. РАН необходимо “работать с первыми лицами государства”, призывал Эдуард Владимирович, чтобы власть “с неграмотными советниками не принимала безграмотные решения”, а борьбу с эпидемией вести научно обоснованно. Ради этого он предложил создать государственную межведомственную научно-техническую программу по изучению ВИЧ, “в которой РАН будет принадлежать главная роль”.

Эдуард Владимирович также рассказал, что есть определенная категория людей, по своему генотипу чуть меньше восприимчивых к ВИЧ/СПИД. Это, например, северные народы – поморы, у которых российские ученые выявили особую мутацию ДНК. Среди представителей их этноса таковых, менее восприимчивых к ВИЧ, около 2,5%, а среди европеоидов таких лишь 1%. Он также отметил, что с мигрантами из Средней Азии в Россию пришел новый штамм, смешавшись с российским, он стал более коварным.

Привел Карамов и новые данные по рецепторному анализу. Так, в Африке в три-четыре раза удалось снизить заражаемость ВИЧ благодаря мужскому обрезанию. Почему? Потому что оказалось, что в крайней плоти у мужчин есть специальный рецептор, который обеспечивает трафик вируса в организм. Несколько месяцев назад подобный же рецептор был обнаружен в слизистой полости рта человека.

Вадим Покровский ответил и на вопросы коллег. Владимир Фортов поинтересовался, используются ли в диагностике и лечении ВИЧ какие-либо нестандартные методы физики.

– Интересный вопрос, – живо отреагировал В.Покровский. – Возможно, есть частоты, которые разрушают определенные структуры вируса. Мне пока подобные исследования не попадались.

Говоря о субсидировании, необходимом для борьбы с ВИЧ/СПИД, Покровский сообщил, что только на реализацию принятой Стратегии необходимо не менее 100 миллиардов рублей. Но и этих денег хватит только на диагностику и закупку лекарственных препаратов, а нужны еще научные исследования по ВИЧ, которые в РФ практически не финансируются.

Итоги заседания Президиума академии подвел вице-президент РАН Владимир Стародубов.

– При том финансировании, которое существует, нам никогда не догнать западных ученых, которые занимаются этой проблемой, – сказал он. – Необходимы средства, чтобы поддерживать тот скромный уровень исследований, который был достигнут в предыдущие годы. Так что пока опыт РАН в борьбе с ВИЧ – негативный. Чтобы двигаться дальше, нужны деньги и анализ того положительного, что западные страны достигли в противостоянии ВИЧ. А для этого нужно политическое решение.

Вице-президент РАН предложил донести позицию ученых до лиц, “принимающих решения”. Владимир Фортов согласился с инициативой.

Андрей СУББОТИН

Источник: poisknews.ru