входит в структуру портала
Интервью

Сергей Кираль: «От туберкулеза умирает больше украинцев, чем погибает на востоке страны»

Октябрь 31, 2018

В Украине – эпидемия туберкулеза, который по показателям смертности обогнал войну на востоке. Как губернаторы тормозят «туберкулезные реформы» и зачем обследовать 56 тысяч украинцев – в интервью «Минус Вирусу».

Ежегодно от туберкулеза в Украине умирает более 4000 человек, каждый день – около 10 пациентов. В этом году Украина переходит на новые проколы лечения туберкулеза, отказываясь от длительной госпитализации.

Сергей Кираль, депутат Верховной Рады, глава парламентской платформы борьбы с туберкулезом на прошедшей в Гааге 49-й Международной конференции по легочным болезням, рассказал «Минус Вирусу», какие обязательства взяла на себя Украина и почему победить эпидемию можно не только усилиями медиков и общественности, но и с привлечением знаменитостей.

Сергей Кираль

Сергей Кираль

– Какая задача была у украинской делегации на конференции по легочным заболеваниям?

– Мы конкретизировали задачи после принятия в сентябре политической декларации на встрече высокого уровня в Нью-Йорке. Так, Украина должна обследовать 56 тысяч человек из ключевых групп на туберкулез до 2020-го года.

Мы должны приехать домой, собраться с общественностью и подумать и как это выполнить.

Сейчас от министра финансов и министра здравоохранения зависит, будут ли средства на диагностику предусмотрены в бюджете. Также Украина должна направить 100 тысяч долларов как инвестицию в научно-исследовательскую работу – на разработку вакцин и лекарств.

Если мы ничего не будем менять, то обследуем только половину из заявленных 56 тысяч. Аналогичная ситуация и с детьми. Показатель для Украины – 7 тысяч детей, а мы пока сможем обследовать только 3,5 тысячи детей.

– В чем загвоздка?

– В самых неожиданных вещах. Например, главы областных администраций руководствуются социально-экономическим показателям. В них заболеваемость и смертность от туберкулеза – один из ключевых показателей успешности руководителя области. Если этот показатель резко ухудшится, значит, поплывет статистика, и им дадут по шапке. Они боятся.

Давайте встретимся с главой Кабмина Владимиром Гройсманом, и.о. министров финансов и здравоохранения и обсудим эти вопросы, в том числе зависимость успешности губернаторов от статистики по туберкулезу.

Хорошая возможность будет 20 ноября, когда в Украину приедет Ник Герберт, глава Глобального ТБ-кокуса (сети 2500 парламентариев из 130 стран мира). Мы планируем ряд мероприятий, в том числе встречи с правительством.

Можно собраться за столом у премьер-министра и обсудить, как преодолеть эпидемию, вывести Украину из пятерки лидеров по мультирезистентной форме, и честно ответить, почему у нас ежегодно 4 тысячи человек умирает от туберкулеза. Фактически от этой болезни умерло больше, чем погибло в войне на востоке Украины. От туберкулеза погибло за четыре года более 15 тысяч, а на войне – около 10 тысяч.

На конференции в Гааге проводили аналогию туберкулеза с вирусом Эболы. Так вот от вируса Эболы за все время умерло 11 тысяч человек, а туберкулез ежегодно забирает жизнь у 1,6 миллионов человек.

– Чего не хватает Украине, чтобы преодолеть эпидемию?

– Прежде всего, политической воли. В это истории мне стыдно за нашего президента. Он находился в Нью-Йорке в тот же день, когда проходила встреча высокого уровня в Нью-Йорке по туберкулезу, но так и не пришел продемонстрировать поддержку тем, кто борется с инфекционной болезнью №1 в мире.

Ради справедливости отмечу, что отсутствовали и первые лица других стран Восточной Европы и Центральной Азии. Это лицемерие, когда мы с одной стороны зависим от международной помощи, а с другой – игнорируем проблему, от которой ежегодно умирают тысячи людей.

В Украине много экспертов по туберкулезу, но никто не занимается проблемой на политическом уровне.

Еще один открытый вопрос – о распространении туберкулеза на Востоке Украины. Меня задел ответ главы департамента по борьбе с туберкулезом ВОЗ Терезы Касаевой – уроженки России. Она, к сожалению, возглавляет Глобальную программу борьбы с туберкулезом Всемирной организации здравоохранения. В Гааге я ее спросил, как она может помочь с доступом на оккупированные Россией территорий Донецкой и Луганской областей. В этих анклавах сегодня распространяются туберкулез и особенно мультирезистентные формы – люди остались без лекарств и перестали их принимать.

Касеева ответила, что не понимает, о чем мы говорим. По ее словам, на Донбассе – внутренний конфликт и максимум, что она может сделать – приехать и разобраться.
Диалога не получилось. И пока она там работает – и не получится.

– Украина отказывается от еще советских норм лечения туберкулеза. Как проходит эта реформа?

– Речь идет об отказе от длительной госпитализации, которая во многих случаях оказывается причиной высоких показателей мультирезистентности.

Есть огромное сопротивление врачебной общественности, которые привыкли получать деньги за количество коек, а не вылеченного пациента.

Также есть рекомендации о переходе на более пациентоориентированную методику и амбулаторное лечение. Из актуального – введение социально-психологической реабилитации. Если нужны изменения в закон о туберкулезе или инициировать принятие нового – давайте готовить.

– А депутаты болеют туберкулезом?

– Я знаю, что несколько депутатов лечили туберкулез. Но из-за стигмы они не хотят об этом говорить. Возможно, они расскажут свои истории на парламентских слушаниях по туберкулезу.

Я стараюсь найти контакт с украинскими писателями, которые пережили эту болезнь, чтобы они стали лицами туберкулеза.

Нам очень нужны пиар-звезды, которые скажут: у меня туберкулез, но я играю, пою, пишу.

К сожалению, сегодня болеть туберкулезом в Украине – стыдно и никто не хочет, чтобы его ассоциировали с «болезнью бедности». Туберкулез не имеет границ и выбирает себе жертв, не обращая внимания на социальные классы. Но депутаты, звезды и спортсмены могут помочь в преодолении стигмы.

Яна Казмиренко

Login
Remember me
Lost your Password?
Password Reset
Login