входит в структуру портала
Интервью

Олег Дымарецкий: «Заместительную терапию в Украине должны принимать 200 тысяч человек»

Декабрь 27, 2018

Активист рассказал MinusVirus, какие изменения должны произойти в Украине, чтобы наркополитика в стране перестала быть репрессивной.

Олег Дымарецкий, директор благотворительной организации «Меридиан» и директор Всеукраинского объединения людей с наркозависимостью «ВОЛНА» более 17 лет не употребляет наркотики и последовательно борется за отмену уголовной ответственности для наркопотребителей.

Олег Дымарецкий

Олег Дымарецкий на Форуме #Партнерство. Фото: MinusVirus

Попытки правоохранителей «закрыть» в тюрьмах наркозависимых он сравнивает с охотой на ведьм.

Отмена законов фактически за употребление не только позволит разгрузить украинские тюрьмы и изменит отношение к наркопотребителям: они перестанут считаться преступниками.

– В Украине уже более четырех лет существует Стратегия государственной политики в отношении наркотиков на период до 2020 года. Почему большинство из ее пунктов все еще остаются нереализованными?

– Одно из новшеств программы – создание системы профилактики, в том силе и социальной рекламы, чтобы тема наркополитики появилась в информационном поле. Обществу через профилактику надо доносить, не только информацию о последствиях приема наркотиков, но и то, что наркопотребитель – прежде всего больной человек, а не преступник.

Пока же Украине нечего предъявить в этом направлении.

Я озвучу несколько цифр. Глобальный фонд по вопросам противодействия ВИЧ/СПИД, малярии выделил Украине на протяжении 15-ти лет полмиллиарда долларов. Последний транш на 2018-2020 года составляет практически 140 млн долларов.

В эту сумму входят не только препараты и закупка услуг, но и компоненты профилактики и разработка обучающих модулей. Но ничего сегодня этого нет.

– Куда ушли эти деньги?

– Чтобы ответить на этот вопрос, надо проводить комплексную экспертизу. До 30 января 2019 года Украина должна отчитаться за реализацию этого компонента.

Украинские власти обещали международным донорам, что в 2020 году у нас будет государственное лидерство во всех программах: наркополитики, профилактики и лечения ВИЧ, гепатитов и туберкулеза.

Если Киев не выполнит свои обязательства – Глобальный фонд больше не будет финансировать украинские программы, а в худшем случае – потребует возврата средств. Аналогичная ситуация была в 2003 году, когда Министерство здравоохранения вводило за деньги Глобального фонда антиретровирусную терапию, но так не смогли этого сделать.

В итоге Украина получила штрафные санкции, а грант был отдан Альянсу общественного здоровья и другим неправительственный организациям.

Сейчас ситуация очень похожа только уровень обязательств больше.

– Украинскую наркополитику называют репрессивной. Что надо изменить, чтобы она стала прогрессивной?

– Существует две статьи Уголовного кодекса: № 307 за распространение наркотиков и мы полностью ее поддерживаем.

Но мы добиваемся отмены статьи № 309, где речь идет о незаконном приобретении, потребление, хранение и транспортировке наркотиков, а также передачи другим лицам без цели сбыта.

Сейчас как происходит: человек несет 5мл наркотического вещества – это средняя дозировка человека, который пять или более лет употребляет – и любая проверка полицейских может закончиться судом и тюремным заключением.

Почему так происходит? Эти 5 мл превышают показатели приказа Минздрава № 188 от 01.08.2000 «Об утверждении таблиц небольших, крупных и особо крупных размеров наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, находящихся в незаконном обороте».

В 80% случаев человек несет уголовную ответственность даже за одну дозу, хотя на Западе эти нормы куда выше.

Мы год адвокатировали изменения в этот документ и выступаем за то, чтобы человека, употребляющего наркотики, полицейский мог направить по карте услуг на лечение, реабилитацию или общественные работы, а не только в СИЗО.

Именно эти два пункта – закон и приказ Минздрава и делают отечественную наркополитику репрессивной.

– А почему Минздрав не меняет этот приказ? Это же не сложно.

– Как показывает практика – в Украине все сложно, поскольку любое изменение должно визироваться профильными министерствами, в том числе МВД и Минюстом.

МВД явно будет против изменений, поскольку сразу начнутся выступления «горлопанов», которые будут собирать митинги и выступать на тему, как мы позволим наркоманам свободно ходить с наркотиками.

Я не люблю, когда все вместе смешивают – наркотики, ответственность, выборы, и т.д. Но давайте посмотрим, сколько преступлений было совершено под воздействием наркотиков, а сколько – алкоголя. И почему с бутылкой водки можно ходить по улицам, а с опиатами – нельзя?

Похожее отношение было, когда мы вводили заместительную терапию в 2003 году. Тогда люди также говорили, что места выдачи заместительной терапии превратятся в притоны. На сегодня терапия в Украине выдается 12 лет.

– Сколько людей сейчас принимает заместительную терапию?

– На сегодня практически 11 тысяч человек на заместительной терапии. Но это ничтожно мало. У нас официально 146 тысяч инъекционных наркоманов. По оценочным данным международных организаций их 350 тысяч. Всемирная организация здравоохранения рекомендует принимать заместительную терапию 60% от оценочного числа, а это около 200 тысяч.

Во всем мире наркозависимый считается не преступником, а больным человеком. Раз болен – значит должен получать качественные медицинские услуги, а с этим сейчас огромные проблемы из-за отсутствия стандартов.

Наконец, и в самом обществе отношение к наркозависимым должно измениться. Есть первый звоночек – принятый в начале года документ, по которому если человек болеет и состоит на учете, то он может получить на себя субсидию на оплату коммунальных услуг.

– Количество наркопотребителей в Украине увеличивается. Как при этом меняется наркосцена?

– Да, меняется. Мы упускаем группу людей, на которых услуги вообще никогда не направлялись и субкультура их употребления не исследовалась. Я говорю про дизайнерские наркотики и психостимуляторы.

Давайте представим: человек приезжает на дорогой машине, он ходит в престижный клуб в одежде на несколько тысяч долларов, и тут я с ним завожу разговор о вреде. Он ухмыльнется: если ты такой умный, то почему такой бедный?

Есть еще один нюанс – бывает, клубные наркотики употребляют те, кому не хватает дозы на заместительной терапии. Кто победнее – покупают димедрол. Люди с деньгами начинают экспериментировать. Пошел в клуб попробовал. Купил марку, понюхал что-то, но попал в совершенно другую когорту людей. Им не нужны шприцы, а совсем другие услуги.

– Еще один «вечный вопрос» – по поводу создания комнат безопасного приема наркотиков. Впервые о создании такой комнаты заговорили в Одессе, но дальше слов дело не пошло – создатели комнат сразу подпадают под статью «создание притонов». Осенью о попытке создать аналог комнаты заговорили в Сумах. Удалось ли найти лазейку в законодательстве?

– Первыми комнаты безопасного употребления появились в Голландии. Там человек может не только принять наркотическое вещество, но и помыться и поесть. В Украине по-прежнему создание подобных комнат – вне закона, хотя в Одессе даже мэр готов был поддержать ее работу.

В Суммах пока действует не комната в классическом понимании – там нельзя употреблять, но можно прийти в нетрезвом состоянии и получить поддержку. Очевидно, что создание полноценной комнаты безопасного употребления требует изменения законодательства и поддержки государства.

Login
Remember me
Lost your Password?
Password Reset
Login