входит в структуру портала

Нофал Шарифов: «Иногда даю соцработнику выходной и иду делать его работу»

Январь 30, 2019

Что дал проект «Партнерство» Азербайджану, как в стране борются с ВИЧ и в чем его секрет управления общественной организацией – Нофал Шарифов, рассказывает в интервью Minus Virus.

Для записи интервью Нофал Шарифов, председатель Общественного объединения по борьбе со СПИДом в Азербайджане, пригласил меня в офис организации, который расположен в Баку по улице Табриз на первом этаже жилой многоэтажки.

Нофал Шарифов

Нофал Шарифов. Фото: MinusVirus

В офисе, прямо при входе, гостей встречает небольшая библиотека с раритетным фотоархивом. Среди цветных фотокартинок первых акций, активностей к памятным дням и разнообразных мероприятий, проводимых организацией, нахожу много фотографий из соревнований по борьбе, где организация выступала партнёром. Как рассказал Нофал, он когда-то сам занимался разными видами единоборств и теперь поддерживает детские клубы.

«Спорт формирует характер и силу духа. Настоящий мужчина должен уметь постоять за себя и свою семью», – делится он, и с этим спорить сложно. К слову, в Азербайджане издавна борьба была распространенным традиционным видом спорта, и любовь азербайджанцев к борьбе имеет древнюю и интересную историю.

Пока мы проходили в его кабинет, Нофал показал офис и представил свой коллектив, отметив, что люди – основная ценность организации.

Вернёмся к ситуации с ВИЧ/СПИДом в государстве. По словам Нофала, ситуация в Азербайджане – неоднозначная. С одной стороны государство активно помогает людям, живущим с ВИЧ и представителям ключевых групп: выделяет пенсию, бесплатно выдает антиретровирусные препараты для всех. С другой стороны, есть проблемы с приверженностью к лечению у самих людей: терапию получают около 75 % людей с ВИЧ. Перерывы в приеме препаратов у многих связаны с трудовой миграцией.

Справка:
В Азербайджане за 2018 год (январь-ноябрь) было зарегистрировано 547 новых случаев заражения ВИЧ. Всего по стране с 1987 года по 1 декабря 2018 года в Республиканском центре по борьбе со СПИДом официально зарегистрировано 6 111 случаев выявления ВИЧ-инфекции. 4 320 из них – мужчины и 1 791 – женщины. За этот же период состояние 1 601 гражданина Азербайджана перешло в стадию СПИДа, из них умерли 950 человек.

Нофал, я искала о вас информацию в интернете перед интервью. Найти удалось не так много. Но я узнала, что с 2008 года грантовые договора с Глобальным фондом на поддержку программ по ВИЧ/СПИДу от Азербайджана подписывают два человека. Один – это министр здравоохранения страны и второй – вы, руководитель Общественной организации по борьбе со СПИДом. Это о многом говорит сегодня. В сентябре подписали новый грант. А расскажите, как все начиналось?

Когда мы только организовывались, нас было всего трое. Но мы твердо решили, что хотим помогать ребятам, которые нуждаются в нашей помощи. Это было в 1997 году. Ровно через 10 лет после регистрации первого случая ВИЧ в нашей стране.

Сначала я был волонтером в другой организации, и в какой-то период мне даже предложили стать руководителем. После двух лет работы я решил уйти. Понимал, что там собрались люди, которые заинтересованы больше в деньгах, а не в помощи людям.

Новую организацию мы зарегистрировали в 2005, но до этого пять лет работали без регистрации, не было такой потребности.

Расскажите чем занимается ваша организация сегодня?

Уже сейчас наша организация, наша команда в стране достигла высокого уровня и авторитета, я считаю. Как нам это удалось? Всё просто: какими бы масштабными, амбициозными не были бы проекты, мы все время работаем непосредственно с людьми, получателями услуг, и для людей. Предоставляем все услуги качественно. В тоже время, мы следуем мировым трендами и стараемся быть прогрессивными.

Мы работаем с 11-ю тысячами клиентов – это и снижение вреда, и социальное сопровождение. Охватываем шесть регионов страны, у нас работает более 100 человек, 80% из них – ВИЧ-положительные. Я с уверенностью могу сказать, что наши программы безусловно устойчивы. Ведь люди, которые сейчас с нами, будут работать и без гранта. Если завтра у нас не будет денег, то работа продолжится бесперебойно.

С какими госструктурами и организациями вы сотрудничаете в стране?

Если говорить о государственных, то это Министерство здравоохранения, СПИД-центр, наркологический центр. Из негосударственных – Красный Крест, Чистый мир, Гендер и Развитие и другие. У нас в 2006 году прошли первые тренинги по снижению вреда. На них мы познакомились со многими активистами неправительственных организаций. Кстати, со многими из них мы знакомы и сотрудничаем с 1997 года.

Понимаю, что работа у вас непростая и какие-то проблемы возникают постоянно. А что было самым сложным за все время?

Когда мы начали заниматься паллиативным уходом, то столкнулись с неожиданной проблемой сильного выгорания у сотрудников. Мы поехали в Киев и Санкт-Петербург за опытом, начали консультироваться. В итоге поняли, что можем продолжить работу, только если не будем все жизненные обстоятельства клиентов пропускать через себя, принимая очень близко к сердцу. Да, не всегда получается. Помочь хотим всем, но стараемся не «причинять добро» насильно. У каждого должна быть воля и желание принять помощь. И это помогло.

Насколько для Азербайджана характерна проблема ВИЧ-диссидентства?

У нас большие проблемы с приверженностью приема АРВ-препаратов. У нас есть комьюнити дроп-ин-центр и многие оставляют там таблетки. Важно объяснить, что важен именно ежедневный системный прием антиретровирусной терапии.

Как можно достучаться до человека, который не хочет принимать терапию?

Сложный вопрос. В каждом случае всё индивидуально. Наши консультанты проводят много консультаций. Они основаны как на информировании, так и на личном опыте. Равные консультанты вызывают больше доверия, чем врачи.

Мы объясняем, насколько важно пройти курс лечения до конца и не бросить при первом исчезновении симптомов. Мы стараемся давать информацию в простой форме, чтобы у людей не оставалось вопросов или сомнений.

В чем отличие Азербайджана от других стран?

У нас очень важен вопрос доверия. Люди редко кому открываются. О наличии вируса никому не рассказывают – наверное, поэтому у нас нет людей с открытым статусом.

Эпидемия в вашей стране распространяется больше среди ключевых групп или общего населения?

Пока что в среде ключевых групп, но эта тенденция постепенно снижается. Если рассматривать в процентном соотношении, то раньше это было 64%, сейчас около 50%.

Недавно у вас произошли изменения в законодательстве, которые касаются людей, живущих с ВИЧ, перед заключением брака. Расскажите об этом подробнее.

У нас существует практика, когда жених или невеста могут попросить документ, подтверждающий, что супруг или супруга не ВИЧ-позитивный. Но, например, работник ЗАГСа не имеет права требовать таких документов. Такие меры предосторожности существуют в первую очередь для того, что бы обезопасить будущую семью.

(Прим.редакции: согласно внесённых изменений в Семейный кодекс, а также утверждения некоторых нормативных актов, с 1 июня 2015 года граждане Азербайджана, желающие вступить в брак, должны будут пройти медицинское обследование.).

Многие говорят, что в вашей стране приняты хорошие законы, но, к сожалению, не все выполняются безоговорочно.

Да, у нас действительно сильное законодательство, но на практике бывает по-разному. Например, как только у человека обнаружили ВИЧ, ему дают 2-ю группу инвалидности, назначают пенсию. Если у этого человека есть дети, государство тут же оказывает финансовую помощь. Кроме того лекарствами и заместительной терапией тоже обеспечивает государство. На самом деле, очень многое делается для людей. Но всегда найдутся недовольные. Так и у нас.

Нофал Шарифов

Нофал Шарифов. Фото: MinusVirus

Если говорить о страновом Глобальном фонде, чем он помог стране?

Помог нам, безусловно. В частности, он взял на себя большую часть финансирования по снижению вреда.

А новый грант от Глобального Фонда – на какой срок, на что рассчитан?

Глобальный Фонд заявил, что работает в Азербайджане до 2021 года. Соответственно, и грант выделен на это время. Его размер – 100 тысяч долларов за год. За эти деньги приобретаются только услуги – все лекарства и заместительная терапия закупаются за государственный счет.

В основном мы занимаемся снижением вреда. Стараемся охватить все направления и расширить нашу деятельность: тестирование, профилактическая работа, работа с врачами по противодействию стигме и дискриминации. Мы много услуг предоставляем по меморандуму государственным структурам и негосударственным организациям. В тоже время, мы открыты для партнёрств в других областях услуг, необходимых нашим клиентам. К примеру, по специализированным юридическим услугам мы привлекаем партнёров.

В итоге клиент, обратившись в нашу организацию, получит больше качественных услуг, чем в любой другой общественной организации.

А региональный проект #ПАРТНЁРСТВО чем помог вашей организации?

Самое главное, что в рамках проекта у нас было формализовано сотрудничество с нашими давними партнёрами в консорциум из трех организаций. Мы давно перенаправляем людей, которые к нам обращаются. Но, когда мы объединились в консорциум, и представились в стране как единая сила, мы увидели, что наш голос стал сильнее. К нам стали больше прислушиваться в комитетах и госструктурах. В будущем планируем привлечь еще несколько организаций в наше объединение.

Также мы инициировали изменения в Уголовный Кодекс. Как результат – принята новая статья 74-1 об освобождении от уголовной ответственности за наркоманию.

В два раза увеличилось количество медицинских пунктов по оказанию услуг по заместительной метадоновой терапии. К 2020 году число принимающих терапию должно достигнуть 850 человек.

Мы добились выделения гранта от государства для НПО, а также провели развивающие тренинги по бюджетной адвокации для 30 членов сообщества.

А ВЦО ЛЖВ тоже очень помогло и помогает в развитии, в сфере PR, адвокации, стратегического планирования.

Когда мы начинали, нам очень сильно помог один наш друг, он работал в одной международной организации. Порекомендовал он нам тогда, чтобы мы обращались к Саше Цехановичу за помощью в проведении стратегического планирования организации. Знаете, он помог тогда не только нашей организации. С того самого времени Саша наш большой друг, учитель и мы всегда рады ему. Он нам очень сильно помог разобраться, как правильно строить работу, какие мероприятия надо проводить, где остановиться, где идти вперед и т.д. Он поделился с нами своим опытом и научил многому.

Нофал Шарифов. Архивное фото

Нофал Шарифов. Архивное фото

А когда это было, когда вы познакомились?

Мы познакомились где-то в 2006 году. Если бы не он, думаю, мы бы не смогли добиться таких результатов.

Есть ли у вас секреты управления организацией?

Иногда я прошу одного из соцработников остаться дома и сам иду делать его работу. Это держит в тонусе, позволяет не терять навыки и понимать ситуацию «в полях».

Ещё у меня в верхней тумбочке стола всегда лежит пачка сигарет Прима, которые я курил 20 лет назад. Они были самые дешевые. Они напоминают мне о трудных временах, которые удалось пережить, то, с чего я всё начинал. В сложные периоды я просто открываю тумбочку и смотрю на них. Вспоминаю, что прошёл, и стресс становится не таким и сложным. Это очень символично для меня.

Вообще, у меня нет проблем с коммуникацией ни с сотрудниками, ни с клиентами. В общении стараюсь быть требовательным, но лояльным. Не было случаев, чтобы кто-то не выполнил поставленные задачи, не сделал работу. Думаю, мне повезло с людьми, которые в моём окружении.

Если возникают проблемные вопросы, мы собираемся и обсуждаем наши проблемы. Но никогда не говорим, что, допустим «ты в этом виноват или виновата». Я стараюсь использовать другие методы, и это у меня очень получается.

У вас очень дружная команда. Как вам это удаётся?

Мы проводим свободное от работы время вместе. Выезжаем за город и общаемся на отвлеченные темы. О работе – ни слова. Мы гуляем, поднимаемся в горы, ходим к морю.

На работе человек проводит большую часть жизни и, если в свободное от работы время, у людей есть желание общаться, проводить время вместе, это действительно говорит о гармонии и дружественным отношениям в коллективе. Благодарю за интервью

И вам спасибо.

Разговаривала: Инна Гаврилова

Login
Remember me
Lost your Password?
Password Reset
Login