Wednesday, December 13, 2017
Новости, Новости сферы

«Наша цель – не наказать человека, а помочь ему»: Как заместительная метадоновая терапия организована в Литве?

Апрель 10, 2017

Снижение вреда – это комплекс мер, направленных на сохранение здоровья каждого члена общества и уменьшение негативных последствий от употребления наркотиков, таких как ВИЧ-инфекция, туберкулез и вирусные гепатиты. Опиодная заместительная терапия (ОЗТ) с использованием метадона (называемая в народе «метадоновой терапией») – одна из составляющих программ по снижению вреда.

Метадоновая программа уже несколько лет действует и в Армении, однако, по мнению многих специалистов, в ее урегулировании и организации есть несколько серьезных упущений.

О том, как метадоновая заместительная терапия организована в Вильнюсе, столице Литвы, о сильных и слабых сторонах программы корреспонденту NEWS.am Medicine рассказала Аушра Ширвинскине, заместитель директора Вильнюсского центра болезней зависимости.

Метадоновая программа действует в Литве уже около 25 лет. Первая ее особенность, по словам Аушры Ширвинскине, в том, что получать метадон бенефицарии программы могут не только в филиалах Центра, но и в поликлинике по месту жительства. Более того, назначить метадоновое лечение может не только специалист из Центра, но и психиатр в поликлинике. Правда, несмотря на наличие такой возможности, на деле ее мало кто использует: многие психиатры не готовы работать с наркозависимыми пациентами, а многие пациенты избегают обращаться в поликлиники.

Финансирование

Финансирование – основная проблема метадоновой программы в Литве, как и в большинстве других стран мира. Метадоновое лечение в Литве оплачивается Фондом страхования здоровья. Однако те, кто не работает и не зарегистрирован на бирже труда, обычно не застрахованы, – в таком случае их лечение никто не оплачивает.

Как рассказали корреспонденту NEWS.am Medicine другие специалисты в этой области, муниципалитет города тоже может выделить дополнительные средства на организацию метадонового лечения. Мэрия Вильнюса, например, выделяет 20 000 евро в год – этого хватает на лечение около 60 человек.

В Литве на сегодняшний день около 600 человек получают метадон, хотя расчетное число людей, употребляющих инъекционные наркотики, – 5000-6000. Получается, что лишь чуть больше 10% получают метадон. Однако это не значит, что все другие пациенты остаются без какого-либо лечения: некоторым предлагаются другие программы, например, дневной стационар или детоксикация.

Проблемы

По мнению многих специалистов и активистов в этой области, в Вильнюсе метадоновое лечение организовано хорошо, а специалисты максимально дружественны к пациентам, ищут пути помогать им в любых ситуациях. Но в других городах все иначе – в некоторых программы снижения вреда практически не работают. Например, в Алитусе официально действует сайт ОЗТ, но месяц назад там было всего 3 клиента. И никто новый не мог записаться – никого не принимали.

Кроме того, в Литве, по словам специалистов, есть проблема с доступностью препарата Налоксон, который используется для профилактики передозировки. Дело в том, что препарат этот отпускается только по рецепту врача, а потому ему не могут выдавать на руки людям, употребляющим инъекционные наркотики. Однако в этом препарате нуждаются именно те, кто не получает метадоновой терапии. В результате в Литве очень высокая смертность от передозировки.

Прием в программу

Как отметила Аушра Ширвинскине, обычно желающие получать метадоновую терапию пациенты попадают в очередь; некоторые из них ждут по 2-4 недели, и в период ожидания им предлагают другие методы лечения. Если в программе открывается место, новых пациентов берут в нее в порядке очереди.

Ну а без очереди принимают наркозависимых пациентов с ВИЧ, беременных пациенток и людей с тяжелыми соматическими заболеваниями.

Эффективность

Метадоновая терапия как одна из программ, направленных на снижение вреда, во всем мире считается очень эффективной. Пациент, получающий метадон, больше не нуждается в инъекционных наркотиках, ему не нужно бывает их добывать (в некоторых случаях – идти на преступления ради них). Кроме того, инъекции наркотических веществ связаны с большим количеством рисков, в том числе с риском распространения ВИЧ-инфекции, гепатитов и других заболеваний. Метадон же пациенты принимают в форме таблеток, что помогает избежать большинства рисков, перечисленных выше. Кроме того, человек, получающий метадон, бывает адекватен, может работать и жить самой обычной жизнью.

Более того, некоторым людям метадоновая терапия помогает полностью отказаться от употребления наркотиков. Как отметила Аушра Ширвинскине, если человек хорошо адаптирован, если у него есть работа и хорошая семья, кейс менеджер, работающий с этим человеком, помогает ему закончить программу, после чего пациент продолжает приходить к специалистам только для получения психологической поддержки. Ежегодно примерно 15-25 человек в Литве заканчивают метадоновую программу. Некоторые из них со временем срываются и возвращаются в программу, другие не только не срываются, но и начинают активно работать с другими пациентами, помогать им в группах помощи.

Конфиденциальность

Ни полиция, ни работодатель пациента не могут получить какую-либо информацию о нем – вся информация, которая есть у врачей, используется только в медицинских целях. Центр может выдать информацию о пациенте только по требованию суда.

Исключение из программы

Как отметила Аушра Ширвинскине, в Литве очень редко человека исключают из метадоновой программы. Например, исключить из программы могут в том случае, если пациент будет проявлять агрессию по отношению к персоналу или к другим людям, или если он сам не хочет продолжать программу. А вот употребление других наркотиков не считается поводом для исключения человека из программы. По словам Аушры Ширвинскине, если специалисты видят, что человек употребляет и другие наркотики помимо метадона, они пытаются понять, в чем дело, почему он это делает и как ему можно помочь.

«Бывают, конечно, разные проблемы, но это динамика болезни, и надо работать с этой динамикой. Наша цель – не наказать человека, а помочь ему. Если он дополнительно употребляет наркотические вещества, мы пытаемся понять, почему он это делает, какая помощь кейс менеджера ему нужна», – отметила специалист.

Источник: med.news.am