“Можно 20 лет не знать, что у тебя гепатит”. Анна Ключарёва – о болезни и ее лечении

Поделиться:

Профессор Анна Ключарёва, которая изучает вирусные гепатиты более 30 лет, рассказала TUT.BY, кто входит в группы риска, какие пациенты попадают в руки трансплантологов и почему не нужно рыдать в подушку, если гепатит С все же выявляется.

Профессор Анна Ключарёва. Фото: Дмитрия Брушко
Профессор Анна Ключарёва. Фото: Дмитрия Брушко

Гепатит С — бессимптомный вирус

— Для начала давайте определим, что такое гепатит С и какими путями он передается.

— Гепатит — это вирусная инфекция из группы так называемых гемоконтактных инфекций. То есть, чтобы заразиться, нужно иметь контакт с инфицированной кровью.

Пути заражения бывают разные. Гепатит С может передаваться при половом контакте с семенной или вагинальной жидкостью, где имеется невидимая глазом примесь крови. Или при использовании общих инструментов для маникюра, нанесения татуировки, когда они недостаточно простерилизованы.

Потенциально причиной инфекции может быть переливание крови или ее компонентов. Но в Беларуси на самом деле хорошая донорская служба. Мы первыми на постсоветском пространстве начали тестировать доноров на гепатит С и постоянно отслеживаем, чтобы реагенты были качественными. Потому такая вероятность сегодня сведена к нулю.

Риск заразиться в медицинском учреждении существует, как и во всем мире, но он минимален. Если такие ситуации все-таки случаются, они всегда подлежат серьезному расследованию. Случается, вирус передается от мамы к ребенку во время родов, хотя этот путь занимает малую долю.

Сегодня одной из наиболее важных причин заражения является употребление инъекционных наркотиков.

Когда вирус попадает в организм, человек чаще всего не догадывается об этом, потому что гепатит С редко сопровождается желтухой или другими специфическими симптомами, то есть протекает бессимптомно. Поэтому, к сожалению, достаточно часто диагноз ставят уже на стадии выраженного фиброза или цирроза спустя много лет после инфицирования. Такому пациенту уже сложно помочь, в ряде случаев он переходит в руки к трансплантологам.

— Чем гепатит С отличается от других видов гепатита?

— Высоким индексом хронизации. От гепатита А, как и от ОРВИ, пациенты поправляются сами. Им нужно только чуть-чуть помочь, не нужно никакой специфической терапии. От гепатита С самостоятельно, без лечения, поправляется малая доля инфицированных людей.

— Влияет ли гепатит на другие органы, кроме печени?

— Основной мишенью, конечно, является именно печень. Но при этом возможно поражение и других систем и органов, например, кожи, сосудов, почек. Спектр довольно широкий. Бывает и так, что печень может не пострадать, а вот другие органы — могут, причем сильно.

Количество выявленных больных стоит минимум умножать на два, чтобы получить реальную цифру

— Некоторое время у всех на слуху была проблема ВИЧ-инфекции. О гепатите практически не говорят, если только не появляется громкий инфоповод вроде подозрений о заражении в медучреждении. И тем не менее, каковы масштабы заболеваемости гепатитом С в Беларуси?

Проблема поднималась не раз. С полной ответственностью могу сказать, что инфекционисты объявляли о ней точно так же, как и о ВИЧ-инфекции. У нас существует большое количество документов по выявлению больных гепатитом С, по тактике его лечения. Беларусь — одна из первых стран, которая стала использовать препараты интерферона и рибавирина. Также мы одними из первых начали бесплатно лечить детей от гепатита С.

Говоря о масштабах, стоит помнить, что во всем мире от момента знакомства с гепатитом С прошел немалый период. С одной стороны, за это время накопилось большое количество пациентов с хронической стадией заболевания. С другой стороны, появилось эффективное лечение. Стало очевидно, что проблему можно решать.

— Когда медики поняли, что гепатит С — проблема масштабная?

— Как проблему его обозначили в 1990-х годах. Гепатит С начали активно исследовать, и стало понятно, что он имеет свойство переходить из острого состояния в хроническое. Более актуально проблема звучит на протяжении последних 5−10 лет.

— Какова степень выявляемости гепатита С в Беларуси?

— Безусловно, выявляются не все пациенты. Я даже затрудняюсь назвать цифру, на которую нужно умножать. На 2 — наверняка. В некоторых странах она будет еще больше. Например, в Египте, для которого гепатит — практически национальное бедствие.

У нас ситуация намного благополучнее. Сейчас мы как раз пересчитываем число инфицированных гепатитом С. На данный момент оно достигает порядка 44 тысяч пациентов с хронической формой заболевания. Сейчас очень важно правильно построить максимальное выявление и диспансеризацию этих пациентов, чтобы организовать современное лечение.

Профессор Анна Ключарёва

— Что вы подразумеваете под формулировкой «правильно построить»?

— Любой инфекционист знает, по каким признакам и с помощью каких обследований он может выявить гепатит С. Главное, чтобы были грамотно написанные документы, в которых будет прописано, кто относится к контингенту риска, кого и в каком объеме нужно обеспечить медицинской помощью в первую очередь.

Так, например, сейчас в процессе утверждения находятся санитарные правила по вирусным гепатитам, документ по диспансеризации пациентов с гепатитом С. В документах обозначены группы риска, среди которых циркуляция вируса самая высокая.

На самом деле делается многое. Главное, не допускать в этом процессе суматохи, а уточнить и максимально улучшить систему оказания медицинской помощи пациентам с гепатитом С.

— Вы упоминали про группы риска. Кого туда можно причислить?

— Первая — медики: они часто имеют контакт с кровью. Вторая — служба крови, те, кто работают с донорской кровью. Третья — люди, которые находятся в заключении, ведь среди них удельный вес тех, кто принимал наркотики, имел беспорядочные половые связи, достаточно высокий. К четвертой группе можно причислить ВИЧ-инфицированных, потому что гепатит В, С и ВИЧ-инфекция передаются одинаковым путем. Пятая — детки, которые родились у мам с гепатитом С. Но у нас хорошо отработана программа по обследованию беременных. Если у будущей мамы выявляется гепатит, ребенка берут на учет. Если диагноз подтверждается, ребенок получает бесплатную терапию. Перечень групп риска на самом деле более обширен.

— Гепатит С — заболевание зачастую бессимптомное, как вы уже сказали. И все же до того как человек обратится в медицинское учреждение, по каким признакам он сам может заподозрить у себя эту болезнь? Что его должно насторожить, обеспокоить?

— Человека может беспокоить слабость, утомляемость, недомогание, кожный зуд, небольшие боли в правом подреберье. Желтуха бывает далеко не всегда и чаще появляется в уже запущенных случаях. Может появиться небольшая сыпь на коже (васкулит), бывают суставные боли. Как видите, клинические признаки обозначены неярко, их может не быть совсем.

«Узнав диагноз, нужно не паниковать, не плакать в подушку и считать, что пришел конец света, а встать на учет к инфекционисту»

— Если человек обнаружил у себя как раз такие признаки, куда ему обращаться, к какому врачу идти?

— У нас есть поликлиническая сеть. Взрослым стоит обращаться к терапевту, детям — к педиатру. Почти во всех медучреждениях есть врач-инфекционист. Эти врачи проведут объективный осмотр. Например, обнаружат, что у того, кто подозревает у себя гепатит, скорее всего, будет увеличена печень. Для него сформируют и рекомендуют дальнейшие обследования.

— Что это за обследования?

— Сначала будут «легкие» варианты. Самый простой тест, который подтвердит или исключит гепатит С, — определение антител к вирусу. Кроме того, биохимический анализ, который позволит оценить функцию печени. По этим результатам врач определит объем и необходимость дальнейших исследований.

— Как диагноз меняет образ жизни человека?

— Для многих это стресс. Гепатит С — заболевание, которое прогрессирует медленно. Это не менингококковая инфекция, не сепсис, где вопрос о лечении нужно решать за считаные часы или даже минуты. Здесь время терпит. Иногда месяц, порой год и даже годы. Если у пациента обнаруживают гепатит С, сначала нужно разобраться, какая у него стадия заболевания. Этим займется инфекционист. Также доктор разберется с вирусологией, какой это генотип вируса, сколько его в организме пациента. Такой подход позволяет поставить точный диагноз, исходя из которого можно заниматься лечением.

— Какие ограничения гепатит С накладывает на жизнь человека?

— Я хочу подчеркнуть: до того как появилось эффективное лечение, люди все равно работали и были успешны. Они не плакали в подушку, а вели точно такую же жизнь, что и раньше, используя методы поддерживающей терапии. Раньше в противовирусной терапии использовались препараты интерферона и рибавирина. Как результат, излечивались около 80% пациентов с третим генотипом вируса и 40% пациентов — с первым генотипом.

Сейчас ситуация выглядиниковать и считать, что пришел конец света и надо уйти из семьи. Кстати, заразность в бытовом плане минимальна. Нужно встать на учет к инфекционисту и посоветоваться с доктором о сроках начала терапии.

— Тем не менее существуют определенные «меры предосторожности» в бытовом плане?

— Конечно. Ведь заразна кровь, поэтому нужно избегать ее следов, которые могут стать потенциальной опасностью для другого члена семьи. Маникюрные принадлежности, зубные щетки должны быть индивидуальны. Хотя так должно быть в любой семье. Кстати, родственников, которые живут в одной семье с заболевшим гепатитом С, обследуют тоже.

— Нужно ли предупреждать потенциальных партнеров о том, что у тебя гепатит С?

— Конечно, необязательно держать у себя на шее плакат с надписью «У меня гепатит». Но обеспечить свое поведение таким образом, чтобы никого не инфицировать, — это обязанность каждого больного.

— При соблюдении терапии гепатит С — излечимая болезнь. Есть ли люди, которые сознательно отказываются от лечения?

— Такие люди есть всегда и не только с гепатитом С. Врач должен доходчиво объяснить пациенту, зачем лечить то или иное заболевание и какие могут быть последствия, если его не лечить, а также в каких случаях нужно обращаться к врачу.

— И тем не менее к чему может привести отказ от терапии?

— Все зависит от стадии заболевания. Если она — начальная, то, может быть, сразу ни к чему не приведет. Если конечная, все может оказаться очень плохо.

Гепатит С можно лечить сегодня. Это очевидно. Другой вопрос, что вокруг этого не должно быть ни ажиотажа, ни паники. Государство сейчас озадачено тем, чтобы сделать программу по лечению гепатита С. Нужно определить группы, кому в первую очередь необходима терапия, последовательность лечения, оптимальные схемы. Сделать это должны специалисты.

Профессор Анна Ключарёва

Еще раз хочу подчеркнуть. Часто у пациента, у которого выявили гепатит С, возникает ощущение, что вирус нужно лечить сию секунду — продавать машину или квартиру и покупать курс препаратов. На самом деле врач существует не только для того, чтобы лечить пациента, но и объяснить, когда терапия может быть отсрочена без вреда для пациента, когда можно подождать, пока лечение белорусскими препаратами станет для него доступным.

— У многих, как известно, есть скепсис к белорусским препаратам.

— Может быть скепсис и к индийским, правда? Но весь мир лечит этими лекарствами ВИЧ-инфекцию, причем успешно. У нас есть Центр экспертиз, который следит за качеством лекарственных средств в Беларуси. Чего точно не стоит делать, так это заниматься самолечением.

«Человек, который покупает незарегистрированный в Беларуси препарат, очень рискует»

— А некоторые вопреки рекомендациям врача им занимаются?

— Самолечение вредно всегда, особенно при инфекционных болезнях, однако им занимаются. Человек покупает препарат по интернету, там же и консультируется. Но спустя время на всякий случай все же приходит на прием к специалисту, перепроверить или убедиться, все ли сделал правильно, а оказывается — неправильно.

Также встречала случаи, когда человек на первом этапе лечения, ожидая мгновенного результата, отменял себе терапию. Приостановить или отменить терапию без рекомендации врача — это неверный алгоритм.

И стоит учитывать, что есть много других моментов, которые пациент не сможет оценить самостоятельно, сколько бы он ни читал интернет, как бы умен он ни был. Например, как разные лекарства взаимодействуют друг с другом. Либо же насколько совместимо лечение с употреблением кофе, некоторых пищевых продуктов, соков. Также могут быть побочные эффекты, на которые нужно обращать внимание.

Человек, который покупает незарегистрированный в Беларуси препарат, очень рискует. Сейчас как раз работают над тем, чтобы иметь более широкий перечень зарегистрированных лекарств против гепатита С. Тогда не будет рисковать ни доктор, ни пациент.

— Сколько в успехе лечения зависит от пациента и сколько — от врача?

— Я думаю, от врача зависит на 90−95 процентов. Он должен выбрать правильную схему лечения в зависимости от генотипа вируса, от стадии болезни, нагрузки, фона пациента (есть ли у него патология почек, артериальная гипертензия и другое). Именно доктор способен это оценить, не пациент. От пациента зависит вера в то, что он поправится. Он должен правильно принимать препарат, минимизировать токсические моменты во время приема препарата: свести к нулю алкоголь, сигареты, бессонные ночи, ненужную физическую нагрузку.

— Чем может окончиться нелечение или отказ от него?

— Очень многое зависит от индивидуальных особенностей человека. Может развиться цирроз или гепатоцеллюлярная карцинома — рак печени, а может и не случиться осложнений. Ведь для чего лечат гепатит С? Не только для полной победы над ним. Хотя это — в первую очередь. Сегодня есть задача — лечить гепатит С, чтобы избежать прогрессирования. Но не заниматься самолечением, а использовать качественные, сертифицированные препараты в руках грамотного врача. Задача, над которой работают сейчас и врачи, и Министерство здравоохранения Республики Беларусь — сделать это лечение доступным для всех, сформировать действующую программу, которая будет способствовать решению этой задачи. Как раз в настоящее время усилия организаторов здравоохранения и инфекционистов направлены на реализацию старта современного лечения в республике.

Источник

Поделиться: