входит в структуру портала
Интервью

Мою жизнь разрушили не наркотики, а я сам. Интервью Иевы Адамс с ВИЧ-инфицированым Томасом

Ноябрь 29, 2017

В преддверии Всемирного дня борьбы со СПИДом, продолжаем серию публикаций, в рамках которой ВИЧ-положительные люди доверяют свои истории известным в обществе людям.

Материал подготовлен AGIHAS и объединением HIV.LV при сотрудничестве с группой поддержки ЛЖВ в Латвии. Отдельная благодарность GlaxoSmithKline Latvia за поддержку в реализации проекта.

Томас имеет ВИЧ-положительный статус. Он — один из тех редких людей, что говорят о своей болезни открыто, не пряча лица. Его история сурова и мрачна, но в последние годы жизнь Томаса окрасилась более светлыми красками. После тяжелого детства и попыток притупить свои проблемы дурманом наркотиков он начал новую жизнь — свободную от зависимости, но заполненную надеждой на любовь и счастье.

С нашим сегодняшним героем Томасом встретилась журналист и преподаватель Иева Адамс.

Томас ВИЧ инфицировался, принимая наркотики. Случилось это 13 лет назад. Хотя бытует мнение, что таким образом ВИЧ инфицируется большинство, в последние годы путь заражения изменился — чаще всего люди инфицируются через гетеросексуальные половые контакты, поэтому болезнь может коснуться практически любого. Томас смог избавиться от алкогольной и наркотической зависимостей, и делает все, чтобы привести свою жизнь в порядок. Он нашел работу и у него есть друзья, которым можно довериться. Томас признается, что сейчас пытается привести в порядок и свой эмоциональный фон, и что одним из самых своих больших достижений он считает то, что смог научиться любить себя и окружающих.

Учиться чувствовать и понимать: тяжелое детство не дает быть счастливым

С самого начала Иева решила с Томасом говорить прямо и открыто. Уже в первые минуты знакомства она спросила, как Томас получил инфекцию, а также попыталась узнать, каким было его детство. Семья мужчины была неблагополучной в самом прямом смысле этого слова — он рос в бедности, его отец много пил и избивал как маленького Томаса, так и его маму. “Он не ощущал себя мужчиной, так как не мог прокормить семью и содержать меня”, — рассказывает Томас, объясняя, что его отец попал в замкнутый круг — он пил из-за проблем, но алкоголь порождал все новые трудности.

“У тебя не было родительского идеала, на который ты мог бы равняться? Как ты думаешь, как эта ситуация повлияла на твой жизненный выбор, о котором мы сегодня поговорим?”, — спрашивает Иева. Томас говорит, что он очень любит своего отца, который все же был хорошим человеком с массой положительных качеств. “Просто алкоголизм заставлял его иногда действовать неадекватно. Теперь я это осознаю, но будучи ребенком, я не мог понять, почему получаю по зубам и почему достается маме”.

События того времени влияют на Томаса и по сей день. В юности он не научился строить романтические отношения. Отсутствие мужского примера не позволило ему создать здоровый союз. Томас признается — ему еще нужно учиться, так как на уровне чувств он до сих пор не понимает очень многих вещей, касающихся отношений.

“Как ты думаешь, сможешь ли ты найти свою любовь? И насколько большому риску в физическом плане подвергнется эта любовь?” — спрашивает Иева.

“Никакому риску не подвергнется, абсолютно”, — говорит Томас, объясняя, что принимая лекарства, он подавляет вирус, а значит и не может никого инфицировать. Томас уверен, что от счастливых отношений его сейчас удерживают проблемы с доверием и его эмоциональное состояние.

“Раньше я ощущал себя ничтожным и никому ненужным”, — говорит Томас. Он до сих пор не думал о том, нравится ли ему девушка, а радовался тому, что на него хоть кто-то обратил внимание. Сам он всегда старался обходить стороной девушек, которые ему нравились, так как боялся испортить им жизнь.

“Я думаю, что теперь мог бы полюбить. Раньше я совсем этого не мог, пытаясь просто как-то выжить. Но мне кажется, что теперь я мог бы полюбить, и это самое главное”, — признается он.

По словам Томаса, до этого момента он еще не встречал женщину, которую бы не испугал его диагноз, хотя с медицинской точки зрения для испуга здесь основания нет. Вирусная нагрузка в крови Томаса не определяется, а это значит, что он не может никого инфицировать, и если у него когда-нибудь родятся дети, то они будут здоровыми.

Несмотря на то, что Томаса нередко боятся, он считает, что ВИЧ — не самая большая его проблема при построении отношений с людьми. Он сомневается, что сможет создать нормальные отношения после всего, что пережил. “Я боюсь этого… только потому, что я не в ладу со своими эмоциями, а не из-за здоровья”.

Отторжения и настоящая дружба, прошедшая проверку на ВИЧ

Иева просит Томаса рассказать, как вообще можно инфицироваться ВИЧ. Он болеет уже 13 лет, и уже долгие годы лечится медикаментами, подавляющими вирус. Томас говорит, что заразить другого человека не может. “Вы можете съесть мои лимфатические узлы и запить их кровью, но вы не инфицируетесь — ну никак. Это просто невозможно”. Но сам он все по-прежнему болен. “Если я прекращу пить лекарства, то через какой-нибудь год вирус вновь начнет размножаться в моем организме. Сейчас он там тихонько сидит в уголке, и мы с ним живем дружно”, — говорит он.

У Томаса есть друзья, которые его поддерживают. На вопрос Иевы о том, являются ли они также ВИЧ-инфицированными, Томас отмахивается, говоря лишь, что некоторые из них имеют ВИЧ-положительный статус. “Я так друзей не делю”, — подчеркивает он. Иева с ним соглашается, отмечая, что и у нее есть друзья как с ВИЧ, так и без.

В то же время Томас рассказывает, что в его окружении были люди, которые, узнав о его диагнозе, предпочли отказаться от общения с ним. “Возможно, все это к лучшему, потому что те, кто остался — это и есть настоящие друзья”. ВИЧ позволил ему узнать многих людей с новой стороны, о которой до того он даже не догадывался.

Когда Томас узнал о своей болезни, он был в отношениях. До постановки диагноза они с подружкой думали пожениться. На протяжении девяти месяцев у него с партнершей были очень активные сексуальные отношения, и тогда он узнал, что является ВИЧ-положительным. После новости о болезни Томаса его подружка очень сильно разозлилась, испугавшись, что могла заразить многих других мужчин, с которыми во время отношений с Томасом вступала в интимную связь. Если бы Томас не узнал о своем диагнозе, то не узнал бы и об изменах своей возлюбленной. “Видишь, мне судьба показала, с кем я вообще хотел быть вместе”, — смеясь, вспоминает о тех событиях мужчина.

По его словам, можно понять волнение его бывшей подруги, ведь и у него самого первая мысль была о том, что он мог заразить кого-то: “Не о себе я подумал первым делом, а о других”. К счастью, его партнерша не была инфицирована. В этот момент Иева решила признаться, что и сама однажды решила пройти тест на ВИЧ, — а почему бы и нет? Ответ нужно было ждать несколько дней. “Я никогда в жизни не забуду те три дня и ту панику, которую я пережила тогда”. Иева тоже переживала о тех, кого она могла бы теоретически заразить, и думала о том, что если бы у нее диагностировали ВИЧ, то это бы затронуло не только ее жизнь, но и жизнь ее детей.

Стереотипы и неизбежное осуждение

“Сегодня уже нет. Но раньше я принимал очень много наркотиков и алкоголя”, — отвечает Томас на вопрос Иевы о том, пошел ли он по пути своего отца. Томас подсел на героин, желая забыться. Впервые он укололся в возрасте пятнадцати лет. Он употреблял героин более десяти лет, и инфицировался именно по этой причине. Из-за внутривенного введения наркотиков.

Иева спросила Томаса, затрагивает ли, на его взгляд, ВИЧ только представителей определенных социальных групп, имеющих зависимости или нетрадиционную сексуальную ориентацию. По словам Томаса, так было раньше, но сейчас большая часть людей заражается ВИЧ путем гетеросексуальных половых контактов, не предохраняясь во время секса. Он указывает на то, что даже несмотря на изменение ситуации, сегодня в обществе все равно присутствует стигматизация и осуждение ВИЧ-инфицированных, и именно это заставляет их скрывать факт своей болезни и затягивать с проведением теста.

Самому Томасу также не удалось избежать в жизни отторжения и осуждения из-за болезни. “Что сейчас изменилось? Почему ты не только согласился на интервью, но и решил показать свое лицо? Ты не думаешь, что это вновь породит трудности, которых, как мне кажется, в твоей жизни и без того хватает?”, — спрашивает Иева.

“Во-первых, я в такой ситуации, когда мне просто нечего терять. Как я сказал ранее, у меня нет отношений — самый момент”, — смеется Томас. У него нет партнерши, которая могла бы пострадать от публикации его истории. Единственное, о чем Томас беспокоится — это его работа. Он работает дворником в одной школе, и уверен, что его попросят уйти, ведь увольнять человека по состоянию его здоровья — противозаконно. Кроме того, Томас не может никого заразить.

Мужчина уверен, что на тему ВИЧ следовало бы больше говорить, так как даже отношение врачей к этой проблеме иногда бывает достаточно странным.

Мужчина не раз был в ситуациях, когда ему отказывали в медицинской помощи из-за того, что он имеет ВИЧ-положительный статус. У него была тяжелая инфекция ноги, но врачи сказали ему лечиться самостоятельно, не отправляясь в больницу. Только его настойчивость помогла ему встретиться с врачом, который оказал ему помощь и выразил недоумение по поводу того, что лечение не было начато вовремя.

До момента, пока люди не узнают о моем диагнозе, все хорошо — я для них классный парень Томас! Но как только они узнают о том, что я ВИЧ-инфицирован, то я сразу же перестаю быть им нужным! Томас

“Как ты думаешь, может ли в твоей жизни произойти еще что-то более ужасное? Кажется ли тебе, что ты все это пережил, чтобы стать сильнее и сделать определенные выводы о жизни, чтобы любить, работать или помочь другим этим разговором? Ведь то, что ты согласился на эту беседу, тоже важно”, — говорит Иева.

По словам Томаса, те его друзья, которые также имеют ВИЧ-положительный статус, были очень рады его участию в проекте и даже призывали его говорить о ситуациях, в рамках которых он сталкивался с дискриминацией и стереотипами, — таких было немало. Он очень надеется, что его открытость поможет сделать хотя бы небольшой шаг навстречу изменению отношения общества к этой проблеме. Он понимает, что ситуация не изменится за один день, но в этом контексте каждый шаг является очень важным.

Мне дан второй шанс, и я не хочу все испортить

Томас принимал наркотики на протяжении пятнадцати лет, чтобы сбежать от реальности и ее проблем. “Я принимал, но в какой-то момент понял, что у меня накопилось уже столько проблем, что наркотики — это не вариант”, — рассказывает он о решении изменить свою жизнь. Но это далось нашему герою не так легко и просто, как хотелось бы.

Он испробовал несколько разных реабилитационных центров и программ, посещал группы поддержки и делал множество других вещей. Из-за ухудшающегося здоровья он больше не видел смысла в жизни и просто медленно умирал. “Тогда я продолжил принимать наркотики, просто желая с этим быстрее покончить. Нет, ну а что”.

Томас подчеркивает свое нежелание вдаваться в подробности того, как именно проявлялась его болезнь, но состояние его становилось все хуже и хуже. “Я умирал, и мне было очень плохо, но умирал я очень медленно. В мучениях”, — вспоминает мужчина свое прошлое. От боли он терял сознание. Иногда — на целые сутки. Врачи и медсестры регулярно приходили справиться, не умер ли он еще.

Однажды врач предложил Томасу начать терапию. “Я не мог больше умирать, я видел, что продолжаю жить, и мучиться больше не хотел. Тогда я и начал пить лекарства, даже особо не веря в них”, — вспоминает он. Первые три месяца он все еще чувствовал себя ужасно. “А потом мне внезапно полегчало. Словно я заново родился, честно. А до того он (ВИЧ) меня убивал по капельке”.

По словам мужчины, состояние его здоровья ухудшалось постепенно, поэтому ему казалось, что усталость и прочие проявления болезни были нормой. Но до начала терапии он весил менее 55 кг. “Я тогда уже и не мог вспомнить, как это, когда все хорошо”. Томас не мог поверить в улучшение своего самочувствия. Узнав, что вирус в его крови анализы уже не выявляют, он прекратил принимать наркотики. Молодой человек объяснил, что получив второй шанс, не желает растрачивать его впустую.

“Не хочу свою новую жизнь портить наркотиками, так как знаю, что это не они, а я сам испортил все в прошлый раз”, — резюмирует Томас.

Login
Remember me
Lost your Password?
Password Reset
Login