Андрей Славуцкий: К событиям в Вильнюсе вокруг кризиса в ЕССВ. Размышление о легитимности и легальности

Поделиться:

Андрей Славуцкий – врач, независимый консультант по общественному здравоохранению, член ассоциации «Врачи без границ» с 1991 года, учредитель БФ “ЭПИОНА.УКР”. В настоящее время занимается проблемами связанными с паллиативной помощью в Украине, а также Туберкулёзом, ВИЧ и Гепатитами в украинских тюрьмах. Представляем вашему вниманию блог Андрея Славуцкого о ситуации с изменением собственников в ECCВ,а также о категориях моральности и легитимности.

В начале этого лета мне посчастливилось принять участие в обучающем курсе по «Бюджетной Адвокации в Программах по снижению вреда». Со-организаторами курсов были ребята из организации «Евразийская сеть снижения вреда» (ЕССВ), штаб-квартира которой находится в Вильнюсе. Курсы проходили в Одессе и, несмотря на это скорее приятно-отвлекающее обстоятельство, я смог оценить уровень профессионализма и, вообще, размах и качество работы организации в регионе Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА).

Каково же было моё, сначала, изумление, сменившееся раздражением, а потом и грустью, когда на днях я узнал о кризисной ситуации в ЕССВ, способной не просто парализовать деятельность динамичной и креативной команды, но и просто развалить её!

Суть того, что я понял о кризисной ситуации сводится к следующему. Организация ЕССВ была зарегистрирована под законодательством Литовской Республики в 2001 году (далее из пресс-релиза организации) “как публичная организация двумя учредителями, … которые в соответствии с законодательством становились ее собственниками. Данная форма регистрации, без структуры членства, была выбрана как самая гибкая и на тот момент возможная согласно литовскому законодательству.” С 2015 года идёт судебная тяжба о продаже одним из собственников своей «доли» в организации и вот сейчас случилось то, что с большой вероятностью должно было случиться – место собственника занимает бизнес-ориентированный человек, Исполнительного Директора волевым решением увольняют и на её место назначают другого, по совпадению, родственника одного из учредителей.

На видео нам показывают, как происходит смена руководства организации по типу рейдерского захвата с полицией, фиксацией на местах, как безрезультатно новый Директор пытается утвердиться в новой роли.

Вначале поражает, и это видно на видео, до какой степени две стороны антагонистичны. И это понятно, я могу себе представить, познакомившись со многими ребятами из этой организации,  – после той самоотдачи, горения на работе, бесконечных споров в поисках наиболее эффективных путей спасения людей, часто от верной смерти, после признания полезности коллективных усилий организации во многих странах региона и ощущения принадлежности к чему-то важному, чувства коллективной собственности и твоего личного вклада в общее дело, после всего, что было пережито вместе, вдруг увидеть полицейских в офисе твоей организации и двух незнакомых людей, которые говорят: «Я ваш новый собственник! А я ваш новый директор, всё будет хорошо!»…

Потом, вдруг, начинаешь понимать, что договориться у них вряд ли получится, а если получится, то, скорее всего, это будет уже другая организация, даже если название останется прежним. И, вероятно, причина заключается в том, что встретились два разных менталитета, оперирующие разными понятиями. В то время, как организация уже давно работает по ассоциативной модели и в этом её сила и успешность, такое ощущение, что учредители, или собственники, воспринимают эту же организацию, как свою «частную собственность» (и без намёка на юмор, как это, могу только догадываться, и воспринималось «среди друзей» на момент её создания). Надо понимать в сложившейся ситуации, что это две непересекающиеся модели функционирования организационных структур.

То есть надо признать, что частные организации могут быть не менее (а может быть даже более) эффективны в достижении каких-то своих целей. Однако, организаций, у которых «голова» функционирует категориями частных предпринимательских интересов, в то время, как «тело» продолжает с прежним энтузиазмом исполнять танцевальные па на ассоциативном поле не существует (организации по типу «Билл и Мелинда Гейтс» и «Сороса» мы выводим за скобки). Или же вся организация должна перейти в сферу, и выстроена по структуре, частно-предпринимательской инициативы с соответствующими последствиями (потеря легитимности, как независимого НПО, потеря доверия бОльшей части бенефициаров и партнёров, и, соответственно, потеря привычных разборчивых доноров). Или же вся организация переходит на полную организационно-ассоциативную структуру соответствующую своей Социальной Миссии и, соответственно, перерегистрируется, то есть не теряя легитимности по новому легализируется. Похоже, третьего не дано в этой ситуации.

Вопрос легальности в применении к таким организациям, как ЕССВ второстепенный. Самый главный вопрос это вопрос легитимности.

Ниже я попытаюсь это доказать, но для начала необходимо определиться с понятиями.

«Легитимность (от лат. legitimus — согласный с законами, законный, правомерный) — согласие народа с властью, когда он добровольно признаёт за ней право принимать обязательные решения.

Легитимность власти означает, что её поддерживает большинство, что законы исполняются основной частью общества. Легитимность не следует смешивать с также существующим в политологии понятием легальность власти. Легальность власти — юридическое её обоснование, её законность, соответствие существующим в государстве правовым нормам. Легитимность, в отличие от легальности, не является юридическим фактом, но — социально-психологическим явлением. Любая власть, издающая законы, даже непопулярные, но обеспечивающая их выполнение, — легальна. В то же время она может быть нелегитимна, не признаваться народом…»

https://ru.wikipedia.org/wiki/Легитимность

Позволив длинную цитату, я снял с себя необходимость пересказывать формулировки своими словами и, надеюсь, подвёл линию, с которой все согласятся.

Теперь, чтобы продвинуться дальше, нам необходимо поставить ещё одну «реперную точку», а именно: НПО очень разнообразны и отнюдь не все одинаково достойны уважения. Однако, мы будем аргументировать с точки зрения безоговорочного рассмотрения НПО (в данном случае ЕССВ) как «совесть общества» (думаю, на меньшее они не согласятся, и это достойно похвалы) и, соответственно, необходимости их подотчётности, также как и правительств и гос. структур, к которым они апеллируют и/или критикуют, что является неотъемлемой частью их эффективной деятельности.

Итак, интересно и, что важно, конструктивно рассмотреть то, что происходит в Вильнюсе в организации «Евразийская сеть снижения вреда» (ЕССВ) с позиции именно легитимности, так как легальность в применении к авангардным течениям, к прорывным направлениям в развитии общества (а к таким можно с уверенностью отнести деятельность ЕССВ), всегда будет запаздывать.

Там, где легитимность и легальность власти «аукаются» между собой и «прислушиваются» друг к другу, там, где зазор между, например, инновацией или новой практикой (ЗТ, например) и её легальным внедрением Уже, там создаются идеальные условия для конструктивных перемен и добиваются отменных результатов. Это, как игроки в футболе, не только хорошо владеющие дриблингом, но также и отменной распасовкой, забивают больше голов и чаще добиваются победы.

В функционировании гражданского общества, особенно в секторе деятельности зарекомендовавших себя не-правительственных организаций (НПО), легитимность играет, очевидно, основополагающую первенствующую роль, над которой надстроена легальность.

В больших Международных организациях (таких,, например, как «Врачи без границ», или Médecins Sans Frontières, MSF) к вопросу легитимности относятся архи-щепетильно. Не зря такими организациями выбрана ассоциативная модель функционирования, где каждый член ассоциации имеет право голоса, а моментом «катарсиса» является ежегодная Генеральная Ассамблея (ГА), на которой все равны и где Руководство отчитывается перед рядовыми членами, где происходят выборы (тайным голосованием) членов Административного Совета (АС). АС, в свою очередь, выбирает Президента (в некоторых секциях Президент избирается Генеральной Ассамблеей напрямую) и утверждает Генерального и всех других Директоров.

Исполнительная ветвь ежемесячно отчитывается перед Ассоциацией и заручается поддержкой в выборе стратегических направлений своей деятельности. Административный Совет бдит, чтобы деятельность организации осуществлялась в рамках её Социальной Миссии, зафиксированной в Хартии (это как Конституция в Государстве), с которой согласны ВСЕ члены Ассоциации. Все – потому, что если кто-то не согласен, тот не придёт или не останется в Ассоциации.

Легитимность организации придаётся в первую очередь тем, что конкретно она, организация, делает работая на благо самых отверженных, самых забытых и «неинтересных» для многих государств людей. Работая самоотверженно, часто на грани, а то и за гранью легальности, помогая этим людям и гуманизируя саму помощь этим людям, такие НПО, тем самым, раздвигают рамки того, что «принято», раздвигают рамки легальности… Ещё недавно обмен шприцов, заместительная терапия были не легальны, но под давлением адвокации, в первую очередь, со стороны НПО, основанной на (обще)признанной практике и доказательной медицине, такие программы распространяются в регионе и легализуются даже в тюрьмах.

НПО, способные вести программы (a особенно программы по снижению вреда) на грани, а часто и за гранью легальности, добивающиеся результатов, меняющие законодательства стран и целых регионов и, тем самым расширяющие рамки легальности, то есть расширяющие доступ уязвимых групп населения к качественной [в том числе медицинской]  помощи, – такие НПО должны обладать «железобетонной» легитимностью!

У всех членов таких НПО, работающих «на грани фола», добровольно принимающих на себя определённые риски, должна быть уверенность в абсолютной легитимности того, что они делают, уверенность в том, что руководство их, по-простому, «не бросит» и не подставит в трудные моменты (привод в полицию, мафиозные разборки и т.д.) Для этого само руководство должно функционировать понятно, прозрачно, согласно своду внутренних законов (Хартия), с которыми все члены организации согласны. Будь оно (руководство) 7 (семь) раз легально, но если не обладает легитимностью внутри такой организации, то члены этой организации не будут брать на себя лишний раз дополнительные риски, то есть перестанут предпринимать те усилия, которые, в конечном счёте, делают организацию уникальной, соответствующей на себя возложенной задаче быть «совестью общества».

Другая сторона, которая в принципе делает организацию уровня «совесть общества», это подотчётность перед, в первую очередь, бенефициарами, своими сотрудниками, партнёрами, донорами и обществом в целом. Здесь подразумевается не только бухгалтерская прозрачность, речь идёт о независимости организации в принятии стратегических решений, постоянном «самотестировании» на соответствие избранной Социальной Миссии, отказе от влияния определённых правительственных и корпоративных доноров («Big Pharma», например). У собственников организации могут возникнуть слишком большие соблазны, настолько большие, что подотчётность перед рядовыми членами / сотрудниками организации может уйти на второй план («потом разберёмся»).

И, наконец, последнее, что хотелось бы отметить в этом размышлении это несовершенство законодательства Литовской Республики. «Мудрое государство» понимает, что такие НПО как ЕССВ работают на общественное благо (public good), закрывая лакуны в доступе уязвимых групп населения к качественной помощи, тех людей, которых государство не может (надеясь, что пока, временно) по причине инертности законотворчества обеспечить жизненно-необходимыми услугами. Однако, «мудрое государство» старается создать все условия для беспроблемного функционирования таких зарекомендовавших себя организаций (освобождение от налогов, упрощённая процедура регистрации сотрудников-иностранцев и т.д.) и, самое главное, признаёт ассоциативную культуру таких организаций, предоставляя легальную возможность их регистрации в их первоначальной интенции, без тех кульбитов, заложником которых сегодня стала ЕССВ.

Заканчиваю на положительной ноте: идеи независимой гуманитарной помощи в странах ВЕЦА с большим трудом пробивают дорогу, однако, необходимо рассматривать кризис в ЕССВ, как «болезнь роста», воспользоваться сложившейся ситуацией для продвижения ассоциативной культуры гражданского общества: тщательно документировать происходящее, подключать журналистов, выходить на СМИ, разъяснять, свидетельствовать, и ни в коем случае не идти на компромисс, если организация хочет оставаться на уровне «совести общества».

Источник

Поделиться: