Джон-Питер Кулс, нынешний Председатель Совета директоров Harm Reduction International (HRI) и бывший член Руководящего комитета Европейской сети снижения вреда (EuroHRN), с 1983 года работает в области снижения вреда от употребления наркотиков и профилактики ВИЧ. В качестве сотрудника группы по интересам потребителей наркотиков в Амстердаме он принимал участие в создании первой службы обмена игл и ранних превентивных мер в связи с ВИЧ на уровне сообществ. В 1990 году он стал соучредителем “Майнлайн”, неправительственной организации по снижению вреда в Нидерландах. С 1996 года он в основном участвовал в организации и поддержке услуг по профилактике ВИЧ в Центральной и Восточной Европе и координировал многострановую программу по ВИЧ, употреблению наркотиков и сокращению масштабов бедности в Азии.

Г-н Кулс также был членом правления Health Connect International, интернет-платформы для поддержки неанглоязычных сообществ и практик здравоохранения в странах с низким ВВП. С 2008 года он работал на независимой основе в области разработки различных мер в ответ на распространение наркотиков и ВИЧ в странах с переходной экономикой и в развивающихся странах. Он также участвовал  в проведении исследования по вопросам потребления психоактивных веществ и связанных с ним ВИЧ в странах Африки к югу от Сахары, координировал разработку мер в ответ на ВИЧ для людей, употребляющих наркотики, и для заключенных в южной части Африки. В настоящее время он является старшим советником по вопросам политики в отношении наркотиков Института Trimbos, голландского национального центра знаний по психическому здоровью и наркомании.

Вы являетесь свидетелем того, как эволюционировала концепция снижения вреда от базисной идеи до одного из четырех столпов современной, основанной на фактических данных, прогрессивной политики в отношении наркотиков. Каковы, на ваш взгляд, были наиболее значимые вехи на этом пути и каковы будут основные проблемы движения СВ  в следующем десятилетии (особенно в регионе ЦВЕЦА)?

Самое большое достижение в этой области, я думаю, состоит в том, что сообщество начало самоорганизоваться, и люди нашли способы сотрудничать и учиться на опыте других стран. Конечно, ситуация в регионе прогрессировала в 1990-е годы, поэтому в некоторых частях Европы, например в Нидерландах, а также в Англии и Швейцарии, была своя история, свои трудности и свои успехи. Я считаю, что изначально  идея состояла в том, чтобы извлечь положительные уроки из опыта других стран.

Вначале работа в регионе шла успешно. Раньше это был блок, но теперь ситуация изменилась, и это здорово для людей. В конце концов, это разные люди, разные власти и разное  государственное управление – это своего рода взросление в демократии… Это то, что мы увидели в разных аспектах во многих странах, также в моей собственной стране.

Вы могли бы сказать, что демократизация и снижение вреда идут рука об руку?

Возможно. В конце концов, демократизация помогает людям защищать свои гражданские права. Это дает возможность строить свою собственную жизнь, это освобождает. Я думаю, можно сказать, что снижение вреда является вопросом прав человека и признает их важным элементом общественной жизни. Это часть демократии? Я считаю, что это так.

Главное в концепции снижения вреда это то, что люди самостоятельно принимают решения относительно своих проблем, имеют доступ к способам оставаться здоровыми, начинают движение в сторону воздержания, сами решают, как будет прожит сегодняшний день и каким будет завтра.

Не везде концепция снижения вреда находит понимание, существует множество заблуждений и предрассудков. Речь идет не только о реформировании закона о наркотиках! Снижение вреда – это предложение вариантов медицинской и социальной поддержки, изменение политики в отношении наркотиков, которая будет носить не запретительный, а регулируемый характер.

Как вы думаете, в чем причина таких разногласий, и как можно было бы им противостоять?

Большое значение имеет сотрудничество и обмен опытом. Очень важно проводить встречи, как у нас здесь в течение нескольких дней, где представители разных стран и организаций  обмениваются идеями, результаты исследований обсуждаются и с сообществами, и с политиками, где происходит профессиональный обмен опытом и обсуждение жизнеспособных вариантов и альтернатив.

Я не думаю, что снижение вреда – это единственный или даже лучший способ решить проблему наркомании в обществе, но пока мы не найдем лучшего, хорошо иметь вариант, который можно назвать вторым среди лучших.

Г-н Мишель Казачкин, специальный посланник Организации Объединенных Наций по ВИЧ / СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии, сказал в своем программном выступлении, что разумное регулирование рынка является логическим завершением философии снижения вреда. Вы согласны?

Я полностью согласен. Думаю, каждому государству предстоит решать важную задачу – взять на себя ответственность за здоровье и благополучие своих граждан – и я имею в виду всех граждан, включая людей, употребляющих наркотики. Власти должны взять на себя ответственность за организацию рынка, выводя его из рук мафии и передавая в руки тех структур, которые смогут его регулировать и контролировать, как, например, это делается в отношении товаров на полках супермаркетов, в аптеках или в Интернете.

У нас есть тысячи способов регулирования рынка медицины, бензина, напитков, транспорта, никотина, потребительских товаров, и мы не применяем ни один из этих сложных механизмов, когда речь идет о незаконных веществах. Мы просто называем их незаконными, и все. Я думаю, что мы должны сделать их таким же товаром, легализовать, а затем приступить к использованию тысяч вариантов регулирования производства, продажи и использования этих веществ путем установления возрастных ограничений, ограничения часов работы и местонахождения торговых точек и установления правил для производителей и импортеров, а также для потребителей.

Все, что уже используется ежедневно в более широком контексте экономики и потребительского рынка, должно быть применено. Сейчас мы просто игнорируем это.

На регулируемом рынке защита потребителей, по крайней мере, частично финансируется (если не предусмотрена) производителями, импортерами и реселлерами. Считаете ли вы возможным стимулировать серый и черный рынки, компенсировать некоторые из медицинских и социальных последствий их торговли – способом, подобным тому, как глубокие интернет-рынки были мотивированы на предоставление советов по безопасному использованию и точному описанию состава продукции? Другими словами, как мы можем заставить дилеров, заботящихся о здоровье своих клиентов, распространять информацию о снижении вреда или даже предоставлять определенные услуги?

Любой шаг, который улучшит здоровье и благополучие потребителей, – это шаг в правильном направлении, но в конечном итоге, я думаю, главной целью должна стать ситуация, при которой государство полностью регулирует рынок или по крайней мере несет за него ответственность. Там могут быть определенные ниши, где правительство решает, что нет необходимости в регулировании, – и тогда они должны отпустить его. Но в конце концов, это правительство должно нести окончательную ответственность.

[Пример листовки, распространяемой службами общественного здравоохранения в Амстердаме в ноябре 2014 года, уведомляющей относительно зараженного, опасного кокаина]

Служба общественного здравоохранения Амстердама

28 ноября 2014

Внимание, кокаин!

В Амстердаме продается исключительно опасный кокаин.

Несколько туристов были госпитализированы в тяжелом состоянии после употребления кокаина, купленного на улице. Трое туристов скончались. Не покупайте у уличных торговцев.

Исследование показало, что тот “кокаин” на самом деле был белым героином.

Если при вас кто-то теряет сознание или начинает дышать поверхностно или перестает дышать вовсе – вызывайте скорую помощь по номеру 112.

Вы не будете арестованы за употребление наркотиков в Амстердаме.

Звоните 112 для получения медицинской и скорой помощи. Пока вы ждете скорую помощь, не давайте пострадавшему заснуть, заставляя его двигаться или пощипывая плечевые мышцы.  

Мне известны многочисленные факты, когда между работниками здравоохранения и торговцами наркотиками существует сотрудничество, я наблюдал случаи совместной работы  правоохранителей и наркоторговцев. Несколько раз в моей родной стране, Нидерландах, отравленные или сильно фальсифицированные вещества попадали на черный рынок. Последний такой инцидент произошел год назад. Правительство решило, что это прежде всего серьезная проблема здоровья людей, и его первоочередной задачей было вывести отравленные продукты с рынка. Конечно, было заведено уголовное дело, но приоритетом все же стала защита здоровья граждан. Полиция выставила большие билборды вокруг Амстердама, где людям объясняли опасность приобретения товара у уличных торговцев. Я считаю, что малая форма сотрудничества между правоохранителями и силами черного рынка или, по крайней мере, в отдельных случаях привлечение последних, способствует практическому снижению вреда. Я рад видеть, что в наши дни это происходит все чаще.

Подводя итог, скажем, что государство  должно брать  на себя ответственность за регулирование рынка товаров для всех своих граждан, а не только для большей части населения – нужно помнить и о более сложном и уязвимом контингенте.

Автор интервью: Март Калвет, представителя сети людей, употребляющих наркотики в Эстонии (ЛУНЭСТ)

Источник