входит в структуру портала

Правительство РФ планирует увеличить число граждан страны на 5-10 миллионов человек за счет мигрантов из соседних стран. При этом Россия сегодня остается единственной страной Совета Европы, которая продолжает депортировать иностранцев с ВИЧ. В том, что изменение законодательства в этом отношении могло бы сохранить здоровье многих людей и способствовать декриминализации, уверяет старший научный сотрудник Федерального центра СПИД Анастасия Покровская. В рамках программы «Партнерство» она участвовала в подготовке экспертного заключения в проекте по обеспечению доступа мигрантов к терапии от ВИЧ и за отмену нормы о депортации ВИЧ-положительных иностранцев, въезжающих в Россию.

Анастасия Покровская

Анастасия Покровская на форуме “Партнерство”

— Как много мигрантов приезжает в Россию и о каком проценте пораженности ВИЧ в этой группе можно говорить?

— По данным МВД в 2018, Россия выдала 1 671 706 патентов мигрантам из-за рубежа. Это те, кто въезжает легально и кого официально регистрируют. Чтобы получить трудовой патент или разрешение на пребывание в стране более трех месяцев, необходимо пройти медицинское обследование, в том числе тестирование на ВИЧ. Процент пораженности составляет где-то 100 случаев ВИЧ на 100 тысяч обследованных. Но судить по этому показателю, высокий он или низкий, нельзя, ведь некоторые мигранты, предполагая о возможном диагнозе, просто уходят от обследования. Они уходят в нелегальную зону, либо приезжают на более короткую визу, не получают патентов, либо покупают поддельные справки, либо посылают вместо себя обследоваться другого человека. Этот как со стороны въезжающих, так и со стороны наших организаций, которые помогают обходить закон и предлагают свои нелегальные услуги.

— Это исключительно российская история? Как обстоят дела в других странах?

— Изначально порядка 60 стран работали по принципу — заболел или уже приехал ВИЧ-позитивный – «вон из страны». На сегодня осталось порядка девяти стран, включая Россию, где эти нормы по-прежнему действуют. Некоторые страны, например, США, Армения или Украина отменили эту норму в последние 5-10 лет.

— В чем задача вашего проекта?

— Наша задача была аргументировать, стоит ли вообще менять эту практику. Какие есть демографические и эпидемиологические предпосылки для отмены нормы о депортации. На сегодняшний день разработан документ, где мы с медицинской и с юридической точки зрения обосновываем, почему нам нужно уходить от этого законодательства. Мы выступаем за то, что эту норму закона нужно убрать, потому что это не несет никакой пользы. Во-первых, очевидно, что это не поможет нам остановить эпидемию. По выявляемости новых случаев мы опережаем цифры во многих соседних странах, откуда к нам едут мигранты. Во-вторых, в реальности этот закон не работает. По факту люди остаются в стране, просто уходят в подполье, в серые зоны. В итоге сами болеют и заражают других, их болезнь прогрессирует, поскольку лечение им не доступно. Они не могут уехать за лечением на родину, потому что боятся, что обратно не смогут вернуться.

— Что делается сейчас в условиях такой непростой ситуации?

— Есть НКО, которые помогают в сопровождении таких людей. По закону мы не можем в полной мере обследовать или оказать какую-то сопутствующую медицинскую помощь мигрантам. Самое главное, мы не можем их обеспечить антиретровирусной терапией (АРВТ). В терапии самый большой вопрос. Для граждан России АРВТ выдается бесплатно. Но наше государство не готово по объективным причинам финансировать лечение еще и иностранцев.

— То есть эту норму не отменяют из экономических расчетов?

— Вероятно, да. Из-за того, что боятся финансовых и организационных рисков. Тут нужны международные договоры между странами. Про опыт и наработки других стран в отношении ВИЧ и мигрантов нам говорить сложно, потому что у нас не работает «Глобальный фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией» и другие международные благотворительные организации, которые могли бы взять на себя какие-то функции. Даже если Россия отменит норму о нежелательном пребывании ВИЧ-позитивных иностранцев и они смогут находиться у нас легально, они вполне могут получать АРВТ из своих стран. Все СПИД-центры стран ближнего зарубежья сотрудничают с мигрантами, стоящими у них на учете, и выдают терапию на руки на несколько месяцев. Однако для того, чтобы встать на учет в СПИД-центре, необходимо выехать из России, а потом вернуться, что в нынешней ситуации невозможно из-за запрета на въезд ВИЧ-положительным иностранцам. Здесь нам придется искать свой особый путь и предложить что-то свое. Варианты возможны, и они обсуждаются, но все это не решится за один день. Окончательно это будет решение политиков. Но пока лицам, принимающим решение, не донесут эту информацию, проблема останется на месте. Мы должны озвучить ситуацию и предложить какие-то решения, только тогда возможен пересмотр закона. Я уверена, что в нашем обществе найдутся те, кто будет выступать против этого закона, считая, что мигранты приносят нам только вред. Но эти люди часто забывают, что мигранты – это уникальный трудовой потенциал, и отчасти демографический потенциал, без которого современной России не обойтись.

Login
Remember me
Lost your Password?
Password Reset
Login